Понедельник, 21 Мая 2012 21:53

ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ…

Автор  Ольга (опубликовала Оксана Петренко)
Оцените материал
(8 голосов)

Я сто раз слышала истории любви. Я слышала о расставании, о боли потери, о смерти, о женитьбе и о рождении. Однако, никакие рассказы не могут объяснить тебе и помочь понять до конца, пока сам ты не испытаешь этого. Банальные слова, а мысли этой наверняка много тысяч лет. Что ж. Пыль истории не помешала ей остаться актуальной.

Однако же, почему так? Ведь люди – высокоорганизованные существа. Мы умеем общаться на высших, духовных и моральных уровнях. Почему? Почему же ничего нельзя объяснить другому, предостеречь или дать совет? Потому что каждый человек – отдельная вселенная? Звучит немного бредово, но по ощущениям – резонно. И если принять это за истину то все, все что происходит в твоей голове – слишком реально, чтобы не существовать, но так же слишком неосязаемо, чтобы это смог увидеть другой человек. И бывает так, что ты встречаешь Человека и тебе кажется, что в один прекрасный момент он смог взглянуть на твою вселенную – и тогда появляется ясное ощущение, что ты живешь. Что ты существуешь. А потом мгновение это кончается и ты умираешь.

 

А еще хуже, если вы с этим человеком так приблизились друг к другу, что ваши вселенные оказались рядом. Вам даже кажется, что они проникли друг в друга краями самых крайних галактик. И когда вы это поймете – начинайте запасаться носовыми платками и прозаком. Потому что проникают галактики друг в друга (или это нам только так показалось) легко (быстро или медленно – не суть важно), а вот вырывает свою галактику другой человек быстро и болезненно. И если бы с корнем! Ан нет! Мотается космическая пыль: обломки надежд и воспоминаний. И вроде бы, ну что может сделать эта пыль на краю сознания? А в галактике постепенно начинается хаос. Частички чужеродной материи ведут себя как антивещество: соприкасаясь с твоими собственными молекулами – взрывают их, разрывают и развеивают в прах. Планеты сходят с орбит. Кометы меняют траектории. Черные дыры высасывают энергию из самых ярких солнц. Млечные пути меняют очертания. Пылевые облака покрывают оставшихся в живых белых карликов. Наступает мрак. Хаос и мрак.

И что самое поразительное – никто этого не видит. Никому даже в голову это не может прийти. Твоя вселенная настолько автономна, что хоть разорвись она в клочья, хоть сожмись заново до размеров космического яйца или наступи в ней полная энтропия – это ничего не изменит в жизнях близлежащих вселенных.

Проснувшись в одно прекрасное утро ты понимаешь это.

И что же? Получается, что боль неразделима. Каждый человек несет в себе все, что он собрал в дни своей жизни. А что-то ты нес с кем-то вдвоем. И это было не только твое. Это было Ваше. Тебе хочется в это верить. И также хочется верить, что это Ваше было также осязаемо и для другого человека и видимо для третьих лиц. А когда это Ваше внезапно падает и разбивается вдребезги – никто не оказывается оцарапан (может просто вовремя успели отскочить), а ты стоишь один истекая кровью и звон падающих осколков долго стоит у тебя в ушах. И когда прохожие и соседи смотрят на тебя окровавленного и не видят крови (еще и в недоумении спрашивают – что-то ты бледный, ты не заболел?) понимаешь кое-что невыносимое. Понимаешь, что все что было – было только в ваших сердцах да головах. И ни в чем больше. И нигде больше. Все что было, не оставило на этой планете ни малейшего следа. Ни малейшей царапинки на гладкой ее лакированной поверхности. А это означает, что все что было – НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ. ВООБЩЕ! Это просто «пшик». Или даже без «пшик». И значит, логично посудить, что то, чего не было – не может как-то влиять. Оно не может мучить, не может ранить, не может печалить, утешить, излечить. Этого просто не было. Могло бы быть. Но не было.

Боже, как же это все до тошноты напоминает уговоры. Попытки убедить себя не сдохнуть или хотя бы не испытывать боли. Какой боли? От чего? Ах, да! От того, что ты тоже не существуешь. Ха-ха (3 раза). Простите, это нервное. Так вот, да – такой парадокс: тебе больно от того, что тебя нет, потому как сам для себя ты не являешься ориентиром «существования себя». Такое вот странное недоверие.

И вот это все называется одиночеством.

Я не претендую на истинность и единственно-правдивость этого утверждения. Но для меня – это так. Для меня одиночество таково.

Однако же, откуда вообще берется такое ощущение? Ведь так было не всегда! Ведь не всегда ты чувствовал «это» под таким углом. Что же произошло? Думается мне, дело как раз в этом злосчастном миге существования. Вот был ты и был. Точнее, не было тебя и не было. И в общем-то не сильно и хотелось. И не зналось. Но, зачем-то ты появился. Кто-то, взглянув на твою вселенную, «появил» тебя. Ты впервые за этот миг посмотрел своими глазами, вдохнул своими легкими, услышал своими ушами. И миг этот длился для тебя очень долго, поскольку свойства времени изменяемы. Говорят, что человек, проживший один день на воле, не будет скучать всю оставшуюся жизнь взаперти – ему будет что вспоминать. Говорят. Однако, не говорят - хорошо это или плохо. Понимаю, здесь сложно дать однозначную оценку. Посему, да – ты посмотрел, вдохнул, услышал. А после этого снова потемнело, воздух выкачали и наступила тишина. И следующий миг длится бесконечно долго. Бесконечнее предыдущего. Потому, что свойства времени изменяемы.

И это называется страданием.

Я не претендую на истинность и единственно-правдивость этого утверждения. Но для меня – это так. Для меня страдание таково. Хотя, безусловно, бывают и другие виды страданий…

Однако же! Если смотреть дальше из этого угла, можно прийти к выводу, что все страдания, на самом деле – от одиночества. Это очень, очень страшное явление. Даже физическая боль, порою, не может заглушить его. А ощущение противоположное одиночеству способно облегчить наихудшие из физических страданий. И как же это перенести? Может составить четкий план: сегодня вечером можно вкусно поесть и выпить, а завтра на утро – как следует сойти с ума. Проблема в том, что мы не выполняем план. Обошлось.

Обошлось и ты понимаешь, что ты не в силах контролировать, ты не в силах справиться с собой. Что уговоры вроде: «сегодня еще себя пожалею, а завтра пойду завоюю мир» - чушь собачья.

И вот тут становится по-настоящему страшно. Потому что ты обречен гнить во тьме. И что тебя ожидает сплошная рефлексия до конца твоих дней, черт бы ее побрал. Какое прекрасное осознание. Настолько – что просто поджилки трясутся от страха, а когда живое существо боится – оно бежит. И ты начинаешь бежать. Бешено, яростно, неистово, исступленно. Бежишь, куда глаза глядят. Ты включаешь музыку, начинаешь смотреть фильм, говоришь по телефону, общаешься в online чате, берешь работу на дом, идешь в гости…. А в это время бежишь. Бежишь от себя, вернее от того что тебя нет, но ты был. И кажется, что ты не знаешь, куда бежишь. Но стоит ли лгать себе – ты знаешь. Ты бежишь, чтобы снова «побыть», чтобы опять родится. Надежда на это ощущение дает тебе силы (выжимая их из других областей тебя). Страх, что ты можешь не успеть – заставляет тебя ускоряться. Потому что это – покруче, чем любая ширка. Одного раза – хватает, чтобы подсесть. Ты знаешь это, чертов наркоман.

Какие милые рассуждения. Если у вас осталась еще хоть капля хорошего настроения – прекращайте читать эту дрянь.

Но, вы же не прекратили – неет! Почему нельзя посоветовать другому человеку так, чтобы он послушал совета? Ну, да ладно, не важно…

А потом бывает вот так: вот ты несешься по вертикали, стараясь чтобы все вокруг, вместе со звуками, превратилось в разноцветные горизонтальные полосы (просто так интереснее), несешься, несешься и вдруг бах - и тебя выносит на встречную полосу на встречу лобовому столкновению с другой вселенной. Удар и вы начинаете отталкиваться, отдаляться (и все происходит медленно, как в замедленной съемке: предметы вокруг больше не размазаны и есть возможность их разглядеть, увидеть каждую деталь. Другое дело, что кто же там смотрит?), а после – стремительно сближаетесь, не взирая на невесомость… (здесь можно красиво описывать что было бы потом, но я не буду. Не до того).

И это называется любовью с первого взгляда.

На истинность этого утверждения я уж точно не претендую, и тем более не оспариваю другие виды любви.

Но, наверное, это в лучшем случае.

А бывает так: вот ты несешься по вертикали, стараясь чтобы все вокруг, вместе со звуками, превратилось в разноцветные горизонтальные полосы и в конце концов выдыхаешься от бега на такие дистанции (годы то уже не те), оглядываешься на бардак в своей вселенной, машешь на все рукой, задвигаешь в долгий ящик и идешь пить пиво с друзьями. Вот прямо так, не убравшись и даже пыль не протерев с Сатурнов. Ага, да – это кольца у них такие, конечно. И если туда не смотреть, то все вроде довольно неплохо, а иногда даже хорошо. Очень. Правда.

И это называется принятием или смирением. А еще лучше «уже привык».

Можете со мной поспорить, что есть люди, которые сначала убирают хлам из своих вселенных, а потом «начинают жить как прежде». Ага, есть, но никто их не видел.

Хм. Вообще трудно оценить какой из случаев лучший. Видимо – дело вкуса.

А знаете, наверное - второй. Потому что он не ведет к следующей катастрофе. Или ведет? Каждый из случаев, получается, ведет к новой катастрофе, к новой смерти и к новому твоему рождению. Что такое жизнь? Миг от рождения до смерти? Нет - это череда рождений и смертей. Просто можно быть почаще живым, а можно просто долго быть мертвым.

А вот называется это выбором или нет я не знаю…

Прочитано 1689 раз

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить